Интервью

ИНТЕРВЬЮ



Оксана, как Вас называть профессионально?
Буквально: ЮНГИАНСКИЙ АНАЛИТИК, КОУЧ, кандидат психологических наук, преподаватель психологических дисциплин.
Веду индивидуальный анализ и персональный коучинг для ищущих смысла и творческих людей. Я – не лечу, я помогаю найти свой путь и развиваться. 25 лет практики — это более 10 тысяч часов профессиональной помощи людям. Обучаю профессиональной психологии в области своей компетенции и авторских разработок. Это глубинная психология, школа развития и классическая школа юнгианского анализа/аналитической терапии, психоаналитическая психотерапия, экзистенциальная психология и психотерапия, нарративная психотерапия, трансцендентная онтология, аналитическая и экзистенциальная философия. Мой профессиональный статус — ТРЕНИНГОВЫЙ АНАЛИТИК и СУПЕРВИЗОР International Association for Analytical Psychology (IAAP) и European Confederation of Psychoanalytic Psychotherapies (ECPP-Россия), доцент Восточно-Европейского института психоанализа, руководитель Локального Центра РОАП в ВЕИПе. Мой социальный статус — директор компании АКРОПОЛЬ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ПРАКТИК.
Проще говоря, я работаю с людьми и группами.
grav1Скажите, есть ли что еще помимо психотерапии и организационного консультирования, чем бы Вы хотели заняться?
Думаю, я смогла бы быть неплохой укладчицей тротуарной плитки. С первого раза хорошо получилось.

Что для Вас значит быть юнгианским аналитиком?
Это значит, что я работаю с бессознательным. И личным, и коллективным.

Скажите, а работать с бессознательным — это опасно? Вы об этом думаете иногда?
Разумеется. Как в фильме у Андрея Тарковского – бессознательное это «зона», которая живет своей жизнью и каждый раз меняется. И, конечно, «зона» проверяет нас на достоверность и присутствие. И мстит, если мы ошибаемся.

Есть мнение, что для того, чтобы психотерапия была успешной, у человека должен быть достаточно высокий интеллектуальный уровень. Это так?
Нет. Любой интеллект присоединен к душе. А душой человек не только живет, но и работает с аналитиком. Есть другое ограничение – сложно помочь человеку, который остановился в развитии своего символического мышления, отрезан, так сказать, от иррационального и необъяснимого. Это тот уровень разума, который ближе всего к бессознательному, и потому способен соединить сознательную и бессознательную психику. Обычно такие люди почти не видят снов, плохо понимают юмор и думают чужими мыслями – защищаются.

Клиентов у Вас стало больше или меньше в связи с кризисом?
В индивидуальном анализе число клиентов, обращающихся за профессиональной помощью, не изменилось. А вот число организаций, желающих заботиться о своем персонале и развиваться, сократилось раз в 10. По-видимому, пока идет борьба за выживание – не до развития. Или, может быть, сейчас вообще о корпоративном управлении через человеческие ресурсы думают редкие руководители.

У вас богатый опыт работы с множеством компаний из разных сфер деятельности. Какие основные ошибки построения корпоративной системы управления вы встречаете чаще всего?
Самая главная ошибка в корпоративном управлении в России – формирование организаций эксплуататорского типа, в которых сама идея корпоративности подменяется регламентированностью внутри корпоративных стандартов и «зомбированием» разума сотрудников. Ведь организация – это место совместного сосуществования людей, внутри которого согласуются цели и ценности владельцев, руководителей, групп и отдельных сотрудников. Обычно производится функциональная и личностная «подгонка» сотрудника под имеющееся вакантное место. Истинные корпоративные принципы управления требуют иной позиции руководства – создания места под уникальную личность, которой является каждый квалифицированный сотрудник и талантливый молодой специалист. Понятно, что не любой человек достоин того, чтобы «под него» что-то создавали, а только тот, кто обладает ценными профессиональными навыками и качествами.

С чем к Вам приходят люди как к аналитику?
Большинство людей, с которыми мне довелось работать, страдали не от того, что им чего-то не удалось, а от того, что удалось что-то НЕ ТО.
Достичь типичного социального благополучия в разумных объемах, как показывает жизнь, довольно легко, – а дальше-то что делать? Это и есть одна из самых распространенных форм приспособления к «окружающей среде» – усвоение социальных стереотипов. С этой задачей большинство людей справляется к 25 – 32 годам. И на первых этапах стереотипы защищают нас, как приспособленцев, и они необходимы для интеграции в социум на правах исполнителя, но на этапе зрелой жизни эти же стереотипы держат нас в ловушке и мешают развитию и росту. И всегда в этой формуле чего-то не хватает.
Каждый из нас самостоятельно несет ответственность за свою жизнь и за исполнение родовых обязательств – или отказывается нести. А иногда переживает вместо личной истории родовую историю, замешанную на культурных комплексах, что обязательно присутствует в любой жизни, но не исчерпывает ее полностью. Когда я отвечаю лично за любой свой выбор, именно тогда и происходит выход в индивидуацию.

grav3А с какими иллюзиями Вы расстались, когда стали работать с организациями?
Прежде всего, с иллюзией о том, что в России существует рациональное управление на уровне сознательных алгоритмов и осознанных действий. Самые успешные управленцы в России – это интуиты, считывающие события еще до того, как они произошли, и совершающие самые нелогичные с точки зрения здравого смысла поступки.
И с иллюзией о том, что люди могут распоряжаться своей свободой. Когда ее отбирают, они сетуют и страдают. В эксплуатационной матрице они не имеют выбора, поэтому не тревожатся от неопределенности.
Сейчас появились образованные и здравомыслящие руководители, опирающиеся не на «авось», а на профессиональные знания и внутреннюю культуру. Это вселяет надежду на то, что дикий эксплуатационный управленческий стандарт скоро станет историей.

Что Вы думаете о современном искусстве?
Вообще, я считаю себя человеком искусства, и в основе своей работы вижу эстетическую духовную практику. Современное искусство люблю, как и современных людей. Правда, стараюсь отфильтровывать «пустую болтовню», которой слишком много, от личных высказываний, которых мало, и с интересом ищу «особые мнения». С ведущими представителями современного искусства меня объединяет то, что мы постигаем и воплощаем не копии объектов, как раньше, а скорее эффекты от их восприятия и смыслы этих объектов, и, возможно, идеи мироустройства вообще. Разница между современным аналитиком и художником состоит в том, что в аналитической ситуации в кабинете аналитика присутствует не один субъект, постигающий объект, а минимум четыре (два явных и два неявных), влияющих друг на друга.

У вас есть любимые писатели?
Конечно. Прежде всего, Федор Достоевский, Иосиф Бродский, Михаил Шишкин, а так же Макс Фриш, Джеймс Джойс и Бернхард Шлинк. Но больше всех я люблю Карла Юнга и Мераба Мамардашвили.

А что для Вас деньги? Вы как относитесь к деньгам?
Деньги – это знаки связи с материальным миром моей нематериальной личности. Ими оценивается эффективность моих навыков жизненного благоустройства, которое (благоустройство) необходимо для духовной эстетики бытия. И к деньгам я отношусь уважительно. От них многое зависит.

Что Вы можете сказать о любви? У Вас есть любовь?
Не бывает такого, чтобы любви не было. Она есть всегда, что бы ни случилось. Другое дело – это взаимная и длительная любовь пары. В моей жизни было два сильных чувства, и я знаю, что любовь не завершается никогда, завершаются отношения. А любовь переходит куда-то на уровень ДНК. И одна миллисекунда звучания голоса в трубке телефона включает ее. Как современная женщина, я предпочитаю завершать изжившие себя отношения и начинать следующие, надеясь на свершение любви. Новый этап жизни – новые отношения, иногда и новая любовь. Никогда не соглашусь с теми, кто считает, что с каждым новым партнером повторяется то же самое. Всегда что-то открываешь в другом человеке и, конечно, в себе. А самый надежный партнер – это Господь Бог.

Вы – светская личность?
Нет. Любые ритуальные формы общения наводят на меня жуткую скуку и желание уйти по-английски.

А «своя компания» для Вас – это кто такие?
Это творческие люди, умеющие смеяться над собой и несовершенством мира. Это психологи, философы, художники, филологи, музыканты. Да, кстати, бизнесменов там почти нет – только те, которые раньше были в первом списке.

А какое Ваше любимое времяпрепровождение?
Пребывание. Даже не знаю, как это описать. Обычно при этом никто не присутствует. Это важно.

Пытаясь смотреть в будущее, где Вы себя видите?
На берегу океана.

Вы вообще политикой интересуетесь? Вы следите за тем, что происходит в Вашей собственной стране, например?
Я считаю себя вполне аполитичной, но скорее принадлежу к русофилам. Очень люблю все русское – природу, культуру и людей. Очень не люблю русскую политику и экономику.

grav4Вы автор идеи архетипа красавицы в женской индивидуации, которую Вы изложили в своей монографии «Глубинная топологическая психотерапия: идеи о трансформации». Расскажите об этом поподробнее.
Дело в том, что в юнгианской психологии существует понятие индивидуации, о котором много писал Карл Юнг. Очень упрощенно индивидуацией можно назвать становление самим собой. Если некто родился божьей коровкой, то ему не стоит огорчаться, что не удается быть дубом. Напротив, именно в своей уязвимой «насекомости» он уникален, а не в подобии всесильной «дубовости». Так же обстоит дело и с гендерными различиями. Мужской путь индивидуации – это героический путь, т.е. путь преодоления и Духа: путь воина, путь поэта, путь монарха и путь монаха. Мужчина по своей архетипической роли призван изменять мир, какой бы путь он не избрал. Женским же путем индивидуации можно считать путь красавицы, т.е. освоения чувств и восхождения: путь девочки-любовницы, путь матери-домохозяйки, путь жрицы и путь монашки. Я постаралась в своей модели сделать акцент на том, что женщина чувствует себя живой, если она не просто любит, а трансформируется в первую очередь в своей чувственной жизни. Поэтому архетипическая роль женщины – любить и созидать отношения.

Расскажите о своей авторской разработке модели коучинга «AD HOC», изложенной в монографии «Любовь в эпоху постмодерна. Ad hoc коучинг о людях До востребования».
В самом общем виде модель коучинга «AD HOC» можно представить в виде ответа на вопрос — «Как начать действовать и преобразовывать пустоту в порядок собственной жизни?»
И ответ этот слагается всего из 8 выборов между:
• совершением усилия – и блокированием его;
• внутренней свободой – и привязанностью к наличному бытию;
• авторством – и приверженностью к стереотипам;
• разотождествлением – и отождествлением себя с конкретным социальным институтом;
• верой в себя в бытии лидера-автора — и отсутствием веры в себя в бытии завистливого аутсайдера;
• видением перспектив, обладанием смысла, поддерживающего непрерывность бытия – и апокалиптическими прогнозами, бессмысленностью и ожиданием катастрофы;
• терпением и умением примиряться с действительностью – в противовес нетерпимости и непримиримости;
• целенаправленными и сфокусированными Я затратами усилий – и усилиями на все подряд, обусловленными средой.
Проще говоря, навыки жизненного благоустройства, которые и формируются «ad hoc»-коучингом, слагаются из внутренних действий, которые мы совершаем в отношении самих себя. Это навыки самобытности, преодоления и терпения, поддержания внутренней свободы и веры, извлечения смысла и движения к цели.

Вопросы от Марселя Пруста (повторяя неповторимый стиль В.Познера):

grav2
Чего Вы боитесь больше всего?
Тоталитарного режима.

Какую черту Вы более всего не любите в себе?
Непоследовательность и противоречивость.

Какое качество Вы более всего цените в мужчинах?
Уверенность в своих силах.

А в женщине?
Терпение и благодарность.

Если Вы могли бы что-то одно в себе изменить, что бы это было?
Вес.

Если бы Вы могли выбрать место своего рождения, какое бы Вы место выбрали бы?
Атлантиду.

Какая Ваша главная черта, как Вы считаете?
Архетипический магнетизм.

Какой литературный герой Вам ближе всего?
Анна Ахматова и Марлен Дитрих, и они реальные, а не литературные.

Что Вы больше всего не любите?
Самодовольных идиотов.

Оказавшись перед Богом, что Вы ему скажете?
Спасибо Тебе, Господи.